Икра красная, офицерская

Рейтинг:   / 24
ПлохоОтлично 

Баночка лососевой икры торговой марки «Камчадал», как ни странно, способна вызвать бурю эмоций. Но не у потребителей, а у фискальных органов. И не в Украине, а в России. Их чиновников сбивает с толку то, что торговая марка придумана и зарегистрирована в Украине, хотя отображает российские геосоциальные реалии. (Камчадал -житель Камчатки, подобно тому как крымчанин - житель Крыма.) Хотя сама фирма и зарегистрирована у нас, но ее завод «Орландо» по производству икры действительно находится на Камчатке, где ловится лосось. Около 80% его продукции продается в Украине, немного в России, еще меньше - в Польше, Германии, Израиле. Об этом и многом другом в беседе с корреспондентом «2000» рассказывает менеджер-директор ЧП «Камчадал» Константин КОМИССАРОВ.

- Константин Юрьевич, мы обязательно поговорим о вашем бизнесе конкретно и о рынке икры в целом. Но мне не терпится начать с потребительского вопроса к вам как к руководителю фирмы, специализирующейся на икре: на что должен обращать внимание покупатель, чтобы приобрести действительно хорошую икру, а не фальсификат или просроченный продукт?

Источник: (Еженедельник «2000», 23.11.2007)

Константин Комисаров с большой банкой красной икры - Начнем с баночной икры. Прежде всего внимательно присмотритесь к баночке, она должна быть немножко втянута сверху и снизу. Ее сдавливает внешнее атмосферное давление, так как по ГОСТу икра фасуется на вакуумном оборудовании. Внутреннее давление 0,4-0,6 атмосфер предохраняет содержимое (икру) от развития в ней различных патогенных микроорганизмов. Если же крышка банки ровная и при легком нажатии немного «играет» - вас это должно насторожить.

Теперь по маркировке. Очень важно, чтобы на банке имелась голографическая наклейка. Например, наши фирменные банки имеют такие наклейки, и на них легко прочитывается слово «Камчадал». Голограмма достаточно затратная, производится на единственном в стране сертифицированном предприятии, которое строго контролируется, в том числе и по линии СБУ. Подпольно (для фальсифицированной икры) заказать такую же голограмму просто невозможно. И эти наклейки само разрушающиеся - непригодные к повторному использованию. К тому же фальсификаторы просто не будут нести дополнительные затраты, т. к. смысл их деятельности в том, чтобы снижать себестоимость и сбивать цену. Введение голографической защиты в 2001 г. очень помогло нам. Хотя икра стоит чуть дороже, но зато она гарантированно качественная.

На банке обязательно должна быть указана дата посола икры. Почему это важно знать потребителю? Требования ГОСТа определяют такую цепочку: рыба, переложенная льдом, должна быть доставлена от места добычи к месту переработки не позднее чем через 6 часов после вылова, а икра должна быть посолена в течение двух часов после выемки из рыбы и в течение месяца после посола - раскатана в банки. Срок хранения икры в жестяной банке - год, в прозрачной стеклянной - полгода. Таким образом, прочтя дату посола, вы как потребитель определите, стоит ли вам покупать такую икру, является она свежей или срок реализации подходит к критической черте.

- Вы все время говорите о ГОСТе, но ведь в последние годы появилось много других стандартов, регламентирующих производство продуктов питания.

- Так точно. Но что касается икры, то я бы настоятельно рекомендовал ориентироваться именно на старый, проверенный советский ГОСТ-18173. Почему?

Действительно, в последнее время на рынке предлагается много, как мы ее называем, «тэушной» икры, сделанной в соответствии с техническими условиями (ТУ). Дело в том, что законодательство в этом вопросе очень либерально и разрешает производителям самим писать под себя эти ТУ. Иными словами, допускается, чтобы не производство подводилось под требования стандарта, а стандарт «ложился» под производство. В результате в Украине зарегистрированы около 30 ТУ лишь на производство икры.

По ТУ продукция может производится из мороженой или солено-мороженой икры. Но она уступает по качеству нашей свежепосоленной, потому что при размораживании икра теряет свои качества: уменьшается содержание белка, витаминов и пр. На рынке сегодня достаточно много икры, произведенной из канадского (или американского) сырья и по канадской же технологии. Это импортная слегка подсоленная икра, пролежавшая зиму в замороженном состоянии. Соленость ее ниже гостовской (2 - 2,5% против 4 - 6% по ГОСТу), потому что если дать нормальную концентрацию, то соль кристаллизуется при замораживании, и икринки лопаются. Но в малосоленой могут развиваться различные нежелательные микроорганизмы. Поэтому добавляют антисептик - бензоат натрия. Он дает характерный медицинский привкус. Перефразируя профессора Преображенского из «Собачьего сердца», я бы сказал, что это уже не икра, а черт знает что!

Хотя изначально в применение технических условий закладывался определенный здравый смысл. Они должны как бы сужать нормативные гостовские рамки для какой-либо продукции там, где это целесообразно, где не все параметры прописаны базовым стандартом. Но на деле они их только расширяют. К ГОСТу, например, прилагается технологическая инструкция (разработанная независимым институтом), обязательная для всех производителей. ТУ же допускают, что такие инструкции каждый производитель разрабатывает сам для себя. Это дает обширное поле для различных злоупотреблений.

Например, в разработанной согласно ТУ инструкции самим же производителем (не буду называть торговую марку) значится, что в продукте применяются антисептики - бензоат натрия, сорбиновая кислота, уротропин, и указаны их пропорции. Но при этом дается примечание: отсутствие одного из антисептиков разрешается компенсировать увеличением дозы другого. Но это же абсурд! Потому что уротропин и сорбиновая кислота применяются только вместе: один подавляет микрофлору, но способствует развитию грибков (плесени), а другой не действует на микрофлору, но борется с плесенью. Как можно одно компенсировать другим?! Это все равно, как если по рецепту в тесто для пирога положено класть ложку сахара и ложку соли, а вам скажут: нет сахара - всыпьте две ложки соли.

Поверьте, подобных примеров достаточно. Так что мой совет: выбирая икру, бегите от технических условий, в которых легко запутаться, если вы не специалист, - идите к ГОСТу.

- Спасибо. С баночной икрой разобрались. А как с развесной? Она ведь так привлекательно выглядит на прилавке - куда аппетитнее жестяной банки, пусть даже и с красивой голограммой.

- Наше предприятие занимается икрой 16 лет, был период, когда торговали и развесной, но ушли от этой практики. Опять же по ГОСТу бочковая икра должна быть реализована не позднее 4-х месяцев после посола. Реализована, это значит, повторюсь, либо раскатана в банки в течение первого месяца, либо продана.

Если нерест, к примеру, в августе, то нормальная гостовская бочковая икра может находиться в продаже максимум до Нового года. Те самые пресловутые ТУ позволяют продлить срок ее годности до 6 и даже 8 месяцев за счет консервантов. К тому же такая икра либо подсыхает, либо ее примораживают, чтобы она дольше сохраняла товарный вид. В любом случае теряется качество.

Ну а если взглянуть на все глазами потребителя, то я бы на месте покупателя усомнился: где гарантия, что на витрине именно та икра, которая заявлена на ценнике? Бывали случаи, когда мы поставляли бочковую икру в магазин, проходило время, он с нами рассчитывался за проданный товар, но мы видели, что на прилавке и дальше лежит развесная икра под ценником «Камчадал». Что это за продукт - браконьерская ли это икра, канадская или какая другая? По какой технологии изготовлена, какого она качества? А сертификат, который магазин предъявит любому проверяющему, я уверен, наш - оригинальный камчадаловский!

- Вы сказали, что нерест в августе...

- Нерест лососевых длится с мая по ноябрь. А т. н. рунный хорд (или валовый ход) - время путины - с середины июля до 20-х чисел августа. В этот период идут наиболее массовые лососевые - горбуша и кета. Если на Камчатке ранним августовским утром выйти на берег какой-нибудь нерестовой реки, вода стоит гладкая, как зеркало, но достаточно бросить камень и река буквально закипит в радиусе 20-30 м от того места, куда он упадет. Вода просто кишит рыбой.

Но, повторюсь, рунный ход - только для кеты и горбуши. Королева лососевых  чавыча  идет на нерест в мае. Она заходит только в камчатские реки. На Сахалине, к примеру, ее нет. Чавычи мало. Лимиты на ее вылов даются мизерные - кому разрешают по 100 кг, кому по 300, кому по полтонны, по тонне. (Для сравнения по кете и горбуше лимиты доходят до 1,5-2,5 тыс. т.) Чавыча - это штучный товар. Икра из нее самая дорогая и дефицитная.

В июне идет нерка. У нее ярко-красное аппетитное «мясо», но сравнительно мелкая с горьковатым привкусом икра. К слову, ГОСТ допускает горчинку икры нерки, так что если купите, не подумайте, что это фальсификат. Промысел ее также ограничен - разрешается к вылову раз в 10 меньше, чем кеты и горбуши: 0,5 - 1,0 тыс. т. А в сентябре идет кижуч. У него тоже не рунный ход, он тянется по рекам в сравнительно небольшом количестве. Выловы могут достигать 50-100 кг в смену.

Так что принято считать, что путина для лососевых - это июль-август. Мы не занимаемся морским выловом, но получаем лимиты на речной вылов в районе устий. Происходит этот так: пять лодок заводят 230-метровый закидной невод, как бы перегораживая им реку. Затем невод подводят («притоняют») к берегу, образуя кольцо. В одном таком замете в разгар путины может быть до

150 т рыбы. Кран с берега черпает ее специальным каплером и перекладывает в грузовики. До 20 КамАЗов с одного замета - считается нормальным уловом кеты, горбуши. А по чавыче нормально, когда две-три головы рыбаки привезут в лодке к концу смены.

- Расскажите о взаимоотношениях между фирмами «Камчадал» и «Орландо». Думаю, многие покупатели могут оказаться в затруднении, когда на банке икры прочтут, что она изготовлена на заводе «Орландо» по заказу «Камчадала».

- На самом деле это одна компания. «Камчадал» - название украинского предприятия и торговой марки, зарегистрированной в нашей стране. «Орландо» - название завода на Камчатке, который принадлежит нашему же предприятию. Если бы мы не имели в России своего завода, то не могли бы производить продукцию, соответствующую ГОСТу, т. к. не успевали бы в разрешенные сроки доставить икру на завод в Украину.

Как вообще начинался наш бизнес и наша компания?

Я и мои компаньоны - в прошлом военные летчики-истребители. В 1989 г. я окончил Качинское (в Волгограде) высшее военное училище летчиков, был направлен в Центральную группу войск в Чехословакию, летал на Миг-29. Но моя военная карьера не состоялась по причине распада СССР. Из Чехословакии наш полк вывели в Ивано-Франковск. Молодые офицеры часто попадали под сокращение первыми, считалось, что мы успеем состояться на гражданке, в то время как старшие уже близки к пенсии. Пока ждал квартиру (а ее мне должны были дать по программе вывода советских войск из Восточной Европы), приходилось прозябать без полетов и на мизерных зарплатах. И не я один оказался в такой ситуации. Но поскольку летчики-истребители были везде, и на Камчатке тоже, возник такой вспомогательный офицерский бизнес - приторговывать рыбными деликатесами, в том числе и икрой. В 1991 г. друзья предложили мне быть представителем в Украине фирмы «АЮА и Ко», которая как раз и торговала такой продукцией в условиях, когда в одночасье рухнула советская система распределения и Украина осталась без рыбных консервов.

Турнир с бильярду прошел успешно    До 1996 г. у нашего бизнеса был, что называется, период созревания. Мы работали с чужими торговыми марками. (Хотя собственную марку «Камчадал» зарегистрировали в 1992 г.) В 1996-м арендовали старый рыб перерабатывающий цех в Петропавловске-Камчатском. Закупили и установили новое оборудование симферопольского завода «Продмаш». И в этом же году произошло юридическое разделение. Бизнес по старой схеме становился все более трудным из-за ужесточения таможенного законодательства Украины и России. Цех на Камчатке стал предприятием-производителем «Орландо», а компания «Камчадал» - торговой фирмой в Украине. Хотя, повторюсь, речь идет об одной системе фирм.

Когда проводили реконструкцию цеха, мы все (и я с семьей и детьми) два года жили на Камчатке. Под оборудование взяли кредиты, и наш бизнес едва не уничтожил кризис 1998 г. Пришлось даже закладывать квартиры, чтобы вовремя рассчитываться. Выкарабкивались где-то до 2001-го. Теперь у нас уже три цеха, и не в аренде, а в собственности. Со временем пришли к пониманию того, что бизнес нужно структурировать. Перестали заниматься т. н. белорыбицей - ментаем, треской и пр. Если в начале цех икры мы рассматривали как вспомогательное производство, то теперь икра - это наш основной продукт.

- Выходит, у вас компания офицерская, и икра - продукт деятельности офицеров?

- Так точно. (Улыбается)

- Какова доля ТМ «Камчадал» на икорном рынке Украины?

- Около 15-17% легальных поставок и, думаю, до 10% всего рынка, если считать и его теневую сторону. Вообще легальные поставки обеспечивают 4-5 фирм, где масштабы каждой примерно соотносимы с нашим. Приблизительный объем продаж в легальном сегменте - около трех тысяч тонн красной икры в год по Украине. Но еще раз подчеркну, это ориентировочная цифра, на которую мы выходим по опыту своей многолетней деятельности. Разумеется, документально я ее подтвердить не могу. Равно как и соотношение легального и нелегального рынка икры как 50 на 50 - это тоже наши «рабочие измерения», которые нельзя считать официальными данными.

- Как происходит наполнение теневого рынка?

- Двумя путями: контрабандными поставками и легальными каналами частных перевозок. Например, проводник поезда из каждого рейса в Россию привозит разрешенное количество икры. Проводников много, и складываются целые потоки, которые аккумулируются и затем поступают в торговлю.

- Нелегальный рынок каким-то образом влияет на вас? Нет ли вражды между «черными» и «белыми» поставщиками?

- Нет, потому что разные сферы сбыта продукции. Базары и мелкие магазины действительно представляют интерес для «теневиков». Но те никогда не смогут пробиться в крупные торговые сети, где требуют сертификаты, лабораторные заключения, таможенные документы и пр. Кроме того, нелегалы не могут конкурировать по объемам. Сети просто не заключат с ними договора, поскольку таковые предполагают крупные партии и ритмичные поставки. Мы же этим требованиям отвечаем. Конечно, у нас продукт дороже, но зато гарантированно качественный и в оговоренные сроки.

- Всегда ли в сроки? Неужели по вам никогда не били таможенные войны, которые между Россией и ее соседями порой возникают по политическим причинам и на которые ни вы, ни другие торговые фирмы повлиять не в силе?

- Если возникает очередная таможенная война, то о ней вовсю трубят СМИ с обеих сторон. И, как правило, наши отечественные сети с пониманием относятся, если не по нашей вине тормозятся поставки. Чего нельзя сказать об иностранных сетях в Украине. Например, немцы (и такие случаи уже были) даже слушать не хотят о том, что, дескать, Россия в одностороннем порядке изменила таможенные правила, и мы пострадали. Немцы просто этого не понимают. Или делают вид, что не понимают. Но в любом случае применяют санкции.

- Кто ваш основной потребитель?

- Люди со стабильным достатком. Это могут быть как богатые, так, к примеру, и учителя со скромными зарплатами или пенсионеры. Одним икра доступна каждый день, другие видят ее только по праздникам. Но эти праздники стабильны. На рынке сегодня можно купить все что угодно. Можно погнаться за дешевизной и попасть на фальсификат, пересортицу, или «катанку». Но, как правило, кто однажды сэкономил и обжегся на некачественном товаре, впредь предпочтет икру проверенной марки.

- Что такое «катанка»?

- Икра различается по степени зрелости. Например, икра из лосося, который выловлен в море, - 1-й степени зрелости. На вид она жидковатая, ее еще называют морской икрой, и она не ценится. Ценится только «мясо» лосося, выловленного в море. Когда рыба заходит в устья нерестовых рек и опресняется, икра уже нагулянная. В рыбе происходят нерестовые изменения, «мясо» теряет цвет, уже не считается первосортным и годится только на консервы. Если рыба поймана приблизительно в 30 км от устья, икра считается 2-3-й степени зрелости и годится для производства продукции (готовой к употреблению в пищу икры) первого сорта. Выше (в средних течениях рек) икра хуже - 4-й степени зрелости. Уже появляется твердая шкурка. И последняя 5-я степень - в собственно нерестилищах: верховьях рек, озерах. Такая икра жесткая, упругая, прыгает, как мячик, катается по столу. Это и есть «катанка». По ГОСТу она вообще не проходит, поскольку вылов в нерестилищах запрещен. Такая икра может быть только браконьерской.

- Много ли людей занято на вашей фирме?

- В Украине ряд представительств в крупных городах по 3—5 человек. В центральном офисе в Киеве - около 10 человек. В основном работаем с документами, и каждый отвечает за свой участок - за таможню, санстанцию, работу с сетями и пр.

Что касается завода «Орландо», то там (с сезонными рабочими на время путины) количество доходит до 80 человек. Конечно, наш золотой фонд - это технологи и икорные мастера. Их единицы. Это люди, прошедшие школу на таких предприятиях, как, скажем, камчатский колхоз им. Ленина, который существует с 1927 г., у которого есть мощный флот. Там всегда были традиции производства, высокая планка качества. Эти люди по 20 лет проработали на плавбазах. Они знают об икре все. Больше них знает только Господь Бог.

- Каким же калачом вы их заманили?

- Просто надо хорошо платить. Икорный мастер в путину зарабатывает больше директора завода. Вначале 90-х на Камчатке организовывалось много новых структур, которые пробовали заниматься рыбой. Не мы одни пришли «с нуля» на этот рынок. Целые заводы переходили в руки новых собственников. Но не все руководители ценили опыт старых кадров. Случалось, что и к нам приезжали на разборки, пытались предъявлять претензии, что, мол, переманили специалиста. А мы так и говорили: «Людям надо хорошо платить».

Хотя и у нас случались кадровые неприятности. К примеру, мы икорному мастеру всю зиму платили зарплату. Небольшую зарплату, но, как говорится, просто за присутствие в цехе. А весной, когда он как раз больше всего нужен, мастер вдруг ушел на чужую плавбазу. Сманили большими деньгами. Мы ему говорим: так путина идет, у нас же ты тоже заработаешь больше! Все равно ушел. Но там его «кинули» - не заплатили. Теперь он больше нас не бросает.

Вообще подготовить икорного мастера - это большое дело. Институтский диплом технолога - это еще не все. В основном секреты передаются от родителей детям. У одного из наших мастеров сын заочно учится на юриста. (Наверное, потому что это модно!) Но работает с отцом. Не знаю, верит он или нет, что ему что-то даст диплом, но точно знает, что отцова наука прокормит.

Посол икры - это наполовину ручной труд. Бочка с тузлуком (соленый раствор), в нее опускается икра. Мастер помешивает, и все время пробует по икринке на вкус. Процесс посола занимает от 2 до 5 минут в зависимости от качества и зрелости исходного сырья. Но в одном случае мастер, поглядывая на секундомер, выхватит икру из бочки, к примеру, через 2 мин. 18 сек, а в другом - через 3 мин. 25 сек. Вы спросите, почему? Я не знаю, а он не расскажет. Это технологический секрет предприятия. Но еще больше - его личный секрет, который он согласен передать только сыну.

- Продаете ли вы свою продукцию в другие страны, или только в Украине?

- В России наша доля рынка - 3-5%. Потребитель доволен. А тот факт, что мы торгуем икрой украинской марки с российской Камчатки - большинством воспринимается как некая изюминка. Специально русскоязычной этикетки мы не заказывали, продаем «ікру торгівельної марки «Камчадал».

Есть определенные сложности с российскими чиновниками. Об этих перипетиях можно писать отдельную большую статью. Если в общих чертах, то конфликт в том, что разные государственные ведомства хотят контролировать деятельность нашего завода. Одни из них к нам не имеют претензий и выдают по этому поводу соответствующие документы, другие эти документы не хотят признавать. Опять же, многим чиновникам почему-то не дает покоя то, что ТМ «Камчадал» является украинской. Они в этом видят чуть ли не угрозу российским национальным интересам.

Раньше мы более активно торговали с Израилем, Польшей, Германией. Теперь поставки носят несистемный характер. Войны на Ближнем Востоке последних лет привели к тому, что многие бывшие соотечественники, которые, живя в Израиле, являлись нашими партнерами, вернулись - кто в Одессу, кто в Черновцы. Новые эффективные контакты мы пока не наработали.

В Польшу могли бы поставлять больше, но в связи с ее вступлением в ЕС усложнилась процедура документального оформления. Необходим т. н. евро номер. Пока мы его не имеем, но ведем работу по получению. Польским партнерам удается протягивать отдельные партии, если они докажут, что договора с «Камчадалом» у них заключались еще до вступления в ЕС. Но, повторюсь, торговать с заграницей стало намного труднее.

- Можете ли припомнить курьезы из вашего бизнеса?

- Раньше, когда у нас только появилась та самая импортная икра с медицинским привкусом от бензоата натрия, кто-то пустил слух, что это лягушачья икра. Абсурд! Если, скажем, одна зрелая чавыча дает полведра икры, то сколько нужно лягушек, чтобы получить такое же количество? И сколько людей, чтобы потрошить? Тем не менее, если бы вы знали, как нас буквально атаковали друзья, родственники, пресса: правда ли, что икра лягушачья?

Другой курьез - мне однажды принесли баночку с этикеткой: «Икра лосося в собственном соку с краснодарским соусом». Мы, конечно, долго смеялись. Как может быть икра в собственном соку. Это все равно, что помидоры в собственном соку. Если раздавить - да, сок будет. Но тогда это уже будет трудно назвать помидорами. Тем не менее, такой товар официально продавался в магазине. Было это в России, наша икра стоила около 140 рублей, а «в краснодарском соусе» - 42 рубля.

С 1997-го по 2000-й мы выпускали икру минтая. Но буквально до 2005 г. икра минтая «Камчадал» встречалась на прилавках в России и в Украине. То есть это был фальсификат под нашу марку. Нам даже помогли «вычислить» производителя. Икру катали на солидном оборудовании - не в каком-нибудь гараже вручную. И были приличные объемы - по 5-10 контейнеров. При этом качество также выдерживалось. (Периодически мы сами покупали ее на пробу.) Нам даже предлагали подать на эту фирму в суд. Но, скажу откровенно, мы не особо торопились. Фальсификаторы как бы участвовали в раскрутке нашей торговой марки. Но потом пошли нарекания потребителей, и мы выступили с заявлением о том, что икра минтая давно снята с производства на заводе «Орландо».

- В офисе «Камчадала» я не увидел никого, кроме вас, хотя сейчас середина рабочего дня. Где люди? Или у вас какая-то эвакуация?

- Вы почти угадали, мы действительно готовимся к переезду в новый офис. Но я вам скажу, у нас и не принято просиживать в кабинетах. Каждый знает свой маневр - все «в полях». К тому же я как директор не требую особого чинопочитания. Ко мне не бывает очереди на прием. Может, я не совсем нормальный руководитель, но в бизнесе больше ценю, как я это называю, корректное равноправие. В нашей фирме прописаны коэффициенты участия и доли каждого. Не то чтобы я хочу казаться оригинальным, просто мне действительно больше по душе зарабатывать, но не возвышаясь над кем-то, а поднимаясь вместе с командой. Не греет, когда хозяин получает прибыль, а остальные - только зарплаты. Все ведь начиналось с того, что мы - офицеры - просто помогали друг другу заработать на жизнь. И я за то, чтобы такая формула взаимоотношений в нашей фирме сохранялась и впредь.

- Такой бизнес предполагает семейственность...

- Моя супруга Наташа работает логопедом в детском садике. В мои дела не вмешивается. Дети тоже. Старший Володя - уже студент эстрадно-циркового училища, средний Андрей - школьник, Лизоньке только три года.

- Времени на семью хватает?

- Стараюсь, чтобы хватало. Воскресенье- семейный день. Можно даже сказать семейно-корпоративный. Мы всей фирмой с женами и детьми ходим в спортзал. Начинаем с волейбола, заканчиваем бассейном.

Google+

Вы здесь: Главная страница "IKRA.ua" О красной икре Это интересно Икра офицерская
Вы здесь: Главная страница "IKRA.ua" О красной икре Это интересно Икра офицерская

ООО «ГубернаторЪ Камчатки» - головное предприятие в большой структуре, контролирующей производство, вылов лососевых, отбор икры-сырца, производство развесной икры, ее расфасовка, доставка и реализация в торговых сетях Украины, России и зарубежья. Красная икра наших торговых марок «ГубернаторЪ Камчатки» и «Камчатский Посол» производится и расфасовывается непосредственно в районе вылова рыбы-сырца.

 

 

Купить красную икру

Продукция нашей компании широко представлена во всех крупных торговых сетях Украины. А также Вы можете заказать доставку икры через наш интернет-магазин - ikra.ua